prot_romaniy (prot_romaniy) wrote,
prot_romaniy
prot_romaniy

Сказ о том, как Владыка старушку досматривал.



Молитва стоит денег
Монахи с золотыми часами. Священники на "Мерседесах". Пресса об этом пишет взахлеб. Задается вопросом: откуда? Но церковь легко отбивает нападки. Дескать, мы чисты перед Богом, а золото и бриллианты - всего лишь подарки. Доказательств обратному - нет. Церковь, словно крепость, - неприступна для шпионов. Армия в черных сутанах долго хранила молчание. Пока… против жадности монахов не взбунтовался целый город.

А конкретнее - Жашков Черкасской области: там церковная война в разгаре. Развязал ее настоятель местного храма отец Стефаний (Домашовец). Он восстал против поборов руководства. Три года пытался решить проблему в лоне церкви. Не вышло - и он позвонил в газету. Готов резать правду-матку.

- Откуда у нашего отца Пантелеймона "Ауди-8" за 80 тысяч долларов? - вопрошает при личной встречи. - А я вам расскажу - все продается.

- Что продается?

- Приход, например. Вот недавно один священник хотел поменять приход (перевестись в другую церковь. - Авт.), думаете, это бесплатно?

Говорят, "перевод" стоит 10 тысяч долларов. Нет денег? Оглянись вокруг - в храме должна быть хоть одна старинная икона. Она тоже отличная взятка.

- Если хочешь получить отпуск - плати, награду - опять плати, - распалился Домашовец.

- Какую награду?

- Ну как в мирской жизни ордена, так у нас есть награды "За заслуги перед церковью" и другие. Хочешь сам себя наградить - заплати несколько тысяч гривен - и пожалуйста. Такие порядки всегда были, но я молчал…

Пока не пришел новый владыка - отец Пантелеймон, которого поставили главой в Уманской епархии. Владыка резко и беспочвенно взвинтил тарифы.

- Все началось с его первого визита, - говорит отец Стефаний. - Он приехал в наш храм - провел службу. На прощанье я, как положено, сунул ему в кармашек конверт с деньгами. В конверте было 1,5 тысячи гривен. Владыка тут же достал конверт и пересчитал наличку. Взбеленился - закатил сцену. Он кричал, дескать, что ты мне дал? Дают минимум 5 тысяч гривен! Я возражал, мол, подождите - у нас идет ремонт храма. Тогда он начал просто оскорблять меня.

- Стоп. А зачем вы вообще давали ему деньги?

- Как же? - развел руками отец Стефаний.

Оказывается, по-другому нельзя. За "спасибо" владыка не ездит в храмы с молитвой. Настоятели и рады бы отказаться от такого визита, да нельзя - существует график. Хочешь не хочешь, а владыка приедет. Собирай деньги.

- Допустим, собрался он в Манькивку, - вспоминают священники Жашковского района. - А там деревня маленькая, бедная. Где священнику взять пять тысяч? В итоге ходили по хатам и верующих, и неверующих: просили скинуться, кто сколько может.
Ездить на "Ниве"?
Да упаси боже!

Посетив один храм, владыка собирается в соседний. Каждую неделю - выездная служба. То есть, если верить злым языкам, ежемесячный доход составляет 20-30 тысяч гривен. И это не считая тех денег, которые несут за приход или награду. Плюс "надбавки". В смысле, по церковному уставу каждый храм должен отдавать в епархию десятину. Например, Домашовец перечислял 300 гривен. А теперь с него затребовали в три раза больше. И не только с него.

Казалось бы, не все ли нам равно, как святоши делят деньги? Но на самом деле церковная коррупция в первую очередь бьет по нашему карману.

- Цены на отпевание и крещение резко подскочили. То, что раньше стоило 100 гривен, теперь стоит 1000 гривен, - говорят прихожане храмов Жашкова. - И батюшек понять можно - им же надо как-то насобирать мзду владыке.

Послушать священников, их владыка просто какое-то зло в рясе. Или наговоры? Как бы там ни было, едем в Умань к отцу Пантелеймону. Резиденция небольшая на территории местного храма. Сам владыка - монах (практически все руководящие посты в церкви занимают монахи), еще нестарый, румяный мужчина. Говорит тихо, вяло, смиренно. Дескать, знаю, по какому вопросу - мне уже этот Домашовец в печенках.

- Мы его сняли с благочинного (административная должность - такой священник курирует остальных в районе. - Авт.), - говорит владыка. - Он плохо вел дела. При нем храмы стали переходить из Московского в Киевский патриархат. Потерял должность - и обозлился. Кричит на каждом углу: коррупция, коррупция…

- Значит, врет? И нет у вас "Ауди-8"?

- Есть, - улыбнулся отец Пантелеймон и продолжил с теплотой в голосе: - Удлиненная на 20 сантиметров. Спецзаказ.

- Извините, но на какие средства? Какая у вас зарплата?

- Две тысячи гривен в месяц.

- ?

- Ну послушайте, понятно, что ни один священник на свою зарплату машину не купит. Так "Ауди" мне подарили, еще когда я служил в Москве. Подарил прихожанин. И машины я не стесняюсь.

Отговорка хорошая, но и к ней можно придраться.

- Что если вам продать "Ауди" и купить вместо нее "Ниву", а оставшиеся деньги отдать в приюты? - задаю вопрос напрямую.

- "Ниву"? - удивился монах и потупил взор на свои отполированные ногти. - Ну и как вы себе это представляете? Приезжаю я, допустим, в Киев на "Ниве", - тут владыка невольно прыснул со смеха, - и как на меня посмотрит братия? Скажут: может, ты бы еще на лошадях приехал…

- Не поймут?

- Не поймут. Все-таки я епископ - это статус.

Слово за слово. Монах похвастал золотыми часами марки "Полет" (в советские времена такие стоили 550 рублей - полугодовая зарплата инженера). Рассказал и о квартире в Москве. Он ее сдает - и это неплохие деньги. Ну а что делать с квартирой, если подарили? Владыка досматривал старушку - и она отписала ему хоромы по доброте душевной.

- Владыка, я не исключаю, что монахам делают дорогие подарки. Но говорят, большая часть из них - это подарок самому себе.


Владыка Пантелеймон уверяет, что "Ауди-8" и квартиру в Москве ему подарили прихожане. Фото: Антон ТЕРЕЩЕНКО.



- Что?

- Говорят, каждый ваш визит в храм стоит денег…

- Такая традиция. И не я ее придумал. Это не взятка, не коррупция - это благодарность. И даже не за то, что приехал, а за то, что буду молиться за настоятеля храма.

- Давайте уточним: эти деньги - конкретно дополнение к вашей зарплате?

- Да.

- Но вы монах! Принимая сан - вы отрекаетесь от земных благ.

Отец Пантелеймон устало прикрыл глаза, дескать, хорош ломать комедию - не маленькая.

"Конверт" - не коррупция

Хладнокровие Владыки удивляет. Любой чиновник на его месте уже бы заерзал: обвинения в коррупции, скандал в регионе. А тут… Как с гуся вода.

- Нужно понимать, что церковь живет по средневековому уставу, - говорит известный религиовед Юрий Черноморец. – Тогда не было такого понятия, как коррупция – оно появилось лишь в 19 веке.

Но устав менять не стали. Он "законсервирован" с 7 века нашей эры. Там есть такое понятие как "продажа сана" - и это запрещено. Другие виды коррупции были не очень популярны в 7 веке и потому не нашли своего отражения в уставе. Проще говоря, требуя конверт, тот же Владыка рискует своей душой, но не карьерой. В лучшем случае его могут лишь одернуть: имей совесть – умерь поборы.

- Я подумал, правды можно добиться, - решил отец Стефаний и сел за перо.
Наш герой писал всем. Дошел даже до патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Однако бюрократия не дала сбой. Все письма методично спустили вниз – и они легли на стол Отца Пантелеймона с пометкой "разобраться".

Владыка сам с собой "разобрался" и вынес вердикт: не виновен, оправдать. Ну, а Домашовца запретил к служению. Потому как дерзок.

Теперь отец Стефаний читает молитвы в своем храме фактически незаконно. Тем временем прихожане разбегаются. Одни перешли к баптистам, другие к свидетелям Иеговы. Оставшиеся бьют поклоны.

- Мы идем в храм за тем, чтобы получить мир в сердце. Но где там? Они ведь даже между собой помириться не могут, - сетуют люди.

Так и есть. Не могут. Владыка готов простить дерзкого батюшку, если тот покается. Но отец Стефаний против. Покаяться – значит согласиться на все поборы. А не покаяться – лишиться сана (то есть, не просто запретят читать молитвы, но и обяжут снять сутану – авт.) Что дальше делать – не понятно. Церковное начальство самоустранилось. И народ пошел к местной власти. Мол, помогите отстоять отца Стефания.

- В городе ощущается тревога, громада раскололась, но что мы можем сделать? – задается вопросом руководитель делами районной рады Жашковского района Наталья Цымбол.– Церковь отделена от государства.

Это правда. И разделяет нас, похоже, больше чем казалось. Допустим те же поборы. По нашим меркам - это аморально, по церковным - нормально. Мы хотя бы пытаемся бороться, церковь не считает нужным. Тех, кто мутит воду, вроде отца Стефания, обвиняют в расколе. Но, с другой стороны, нужны и такие священники, иначе поводыри и паства со временем просто перестанут понимать друг друга.

КОМПЕТЕНТНО

Религиовед Юрий ЧЕРНОМОРЕЦ
:

- Не стоит всех священников судить скопом. На дорогих иномарках ездит 1/20 часть духовенства. И это сразу замечают. Но не редки случаи, когда батюшки действительно продают свои машины - и отдают деньги в приходы. Так было в Николаевской области. Но ясно, что сам батюшка об этом кричать не будет - и такие случаи обществу не известны. Кроме того, если епископ видит, что какой-то священник стал жить совсем богато - на машине, в шелках и мехах, то пытается его "раскулачить" немного. Мол, если у тебя такие богатые покровители - возьми на попечение священника из такой-то деревни - ему там совсем жить не на что.

В ТЕМУ

А как в Киевском патриархате

Проблем хватает. Но есть и свои герои. Например, отец Юрий Велигурский из Ровно. На его счету - разрушенная карьера двоих епископов. Он их уличил в содомии. Епископов перевели из Ровно в далекую глубинку. Дальше отец Юрий обратил свой взор на семинаристов. Обнаружил: без денег студента не сделают священником и не дадут прихода. Отца Юрия поддержали коллеги. Создали "могучую кучку": три священника и три мирянина. Потребовали аудиенцию у своего начальства - на тот момент митрополита Евсевия. Но тот их не услышал. Мирян предали анафеме, священники лишились прихода. В том числе и отец Юрий.

- Но я не потерял веру - и это главное, - рассуждает отец Юрий. - Плюс на моем примере другие научились сражаться.

Теперь священника, что борется за правду, не так просто лишить прихода. Достаточно пригрозить: "Мы с громадой меняем конфессию" (то есть переходим из одного патриархата в другой). Церковное руководство придет в ужас. Что может быть хуже и постыдней, чем отдать приход конкуренту? Так что диссиденты от церкви, похоже, уже освоили элементарные боевые приемы - глядишь, и отстоят церковь.

МНЕНИЯ

Пресс-секретарь предстоятеля Украинской православной церкви Московского патриархата Георгий Коваленко:

- Все разговоры о симонии - о так называемой коррупции в нашей церкви - не более чем сотрясание воздуха. Пересудов много, а доказательств мало. У нас нет в церкви ни милиции, ни налоговой. Что касается запрета на дорогие подарки, то в советских автобусах была табличка: "Совесть - лучший контролер". Если нет внутреннего контроля, то никакие указы не будут иметь силы.

Глава информационного управления УПЦ Киевского патриархата отец Евстратий Зоря:

- В Церковный суд были обращения по поводу симонии. В том числе и от священников из Ровно. Но разбирательство показало, что их обвинения не имеют оснований. Что касается того, на каких автомобилях ездят епископы, то эта тема уже порядком надоела. Когда вы говорите о "Мерседесах", мы вспоминаем о революции 1917 года. Тогда имущество церкви забрали и отдали бедным, и что - меньше стало бедных?

КСТАТИ

За чей счет живет духовенство

Италия

Финансами духовенства занимается специальный церковный фонд Fondo clero. Он выплачивает пенсию священникам и зарплаты. Минимальная ставка в пересчете на наши деньги - 9554 гривны. Максимальная - 14 888 гривен (средняя зарплата в Италии в 2012 году равнялась 24 тысячам гривен). Деньги на жалование священникам поступают в виде налогов. Это специальный церковный налог - он составляет 8 процентов сверх подоходного. Платить или нет - дело добровольное. Если платишь - молодец, а если не платишь - сгоришь в аду со всеми потрохами.

Бельгия

Зарплату платит государство. В зависимости от сана святые отцы в пересчете на наши деньги получают от 17 тысяч до 50 тысяч гривен. Притом средняя зарплата в Бельгии за 2012 году составляла 18-20 тысяч гривен.

Россия

РПЦ зарабатывает на пожертвованиях, но это всего 10-15 процентов от общих доходов. Остальные деньги приносит бизнес. Церковь - юридическое лицо. Инвестируют в РПЦ имеет не только свой свечной заводик, но и еще несколько других, в том числе по производству минеральной воды. Полученные от бизнеса деньги тратятся на восстановление храмов. А вот зарплата священников зависит лишь от доходности его прихода. В деревне эти суммы по российским меркам смехотворны - порядка 1-2 тысяч гривен, а вот в Москве настоятель храма получает от 5 тысяч гривен. Средняя зарплата в России за 2012 год составляла 6-7 тысяч гривен.

Украина

Православные церкви Украины своего бизнеса не имеют. Наши церкви находятся в прямой конкуренции между собой и боятся "оппоненту" дать повод для пересудов.

В целом финансовая система церкви весьма туманна. Официально храм живет за счет трех финансовых вливаний: доход от продажи свечей, пожертвования - так называемый "кружечный сбор" - и плата за требы. Священник ведет бухгалтерию (правда, вписать плату за отпевание или не вписать - дело сугубо добровольное, проверить невозможно). Подбив итоги, десятину отсылает в епархию, а та - в Киев. Из того что осталось, забирает себе половину, остальное - на ремонт храма. Как велика эта "половина" - большой вопрос. Официально от 800 до 2000 гривен (естественно, речь не идет о главных киевских храмах).

http://kp.ua/daily/220213/380935/
Tags: Апостасия, Беспредел, ЗАО РПЦ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments